Справочный центр: 8 (800) 707-37-99

Информационный дайджест №4, 2019

Екатерина Курбангалеева: «На уровне власти нужно начинать решать такие вопросы с самих себя»

Екатерина Курбангалеева: «На уровне власти нужно начинать решать такие вопросы с самих себя»

Екатерина Шамильевна Курбангалеева, директор АНО НИЦ «Особое мнение», член Общественной палаты Российской Федерации, заместитель председателя комиссии по социальной политике, трудовым отношениям, взаимодействию с профсоюзами и поддержке ветеранов, выступила на тему «Человек с инвалидностью: узкие места и нерешенные вопросы».

– К людям с инвалидностью, к сожалению, у нас в стране чиновники часто практикуют ведомственный подход, а общественные организации – нозологический. Так получается, что комплексного подхода у нас нет, картинку в целом мы не видим, соединить эти распадающиеся части подчас очень тяжело. Есть только одна интеграционная площадка – это комиссия по делам инвалидов при Президенте Российской Федерации.

Можно разделить всю сферу жизнедеятельности человека с инвалидностью на три части. Первая часть – это все, что касается медицинской реабилитации, здоровья и лекарственного обеспечения. Вторая часть – это социальная реабилитация в самом широком смысле этого слова. И третье – это повседневная жизнь шаг за шагом.

Начну с последнего, с программы «Доступная среда».

В Минтруде России сейчас выделяется много денег на общественное пространство, доступную среду, архитектурную среду в театрах, скверах и парках. Но проблема глубже.

Часто инвалид просто не может выйти из дома, из подъезда. В домах старой конструкции не только нет подъемников, но и в принципе нет возможности его поставить. Был один архитектурный проект, где между восьмым и девятым этажами нет лифта, и человек с девятого этажа спуститься не мог. В идеале необходимо перевести такого человека в более подходящие условия, потому что иначе он – пленник в своей квартире, он не может выйти. И получается, что все эти деньги, которые выделяются на доступную среду в парках и скверах, мы потратили бессмысленно. То же самое касается просто пожилых людей, не имеющих инвалидности, но которым просто тяжело передвигаться. Это первая проблема, на которую ответа пока нет.

Кроме того, часто нет доступной среды в медучреждениях. Например, во Владимирской области недавно семья долго не могла решить вопрос переосвидетельствования инвалидности восемнадцатилетнего юноши с ДЦП: он не мог приехать в больницу, потому что там нет доступной среды. Мы договаривались полтора месяца, чтобы провести выездную врачебную комиссию.

На уровне власти нужно начинать решать такие вопросы с самих себя. У нас в администрациях областей, краев и республик есть доступная среда? Человек с инвалидностью может попасть на прием к губернатору?

Проблема касается и транспорта. В Питере существует такое правило, что транспортная компания не получает лицензию, если она не предоставит доказательство, что у нее есть 10% подвижного состава, приспособленного для людей с ограниченными возможностями. Там в течение года 200 тыс. вызовов социального такси.

В Москве тоже существует специальная программа по социальному такси. Метрополитен оборудован специальными лифтами, а там, где их нет, есть специальная служба, которая поможет спуститься. Но, к сожалению, об этом мало кто знает. У меня до 60 обращений в месяц с подобными проблемами. Доступная среда должна быть абсолютно для каждого.

Что касается социальной реабилитации, есть один вопрос, на который нет ответа. Кто ответственный за выполнение Индивидуальной программы реабилитации и абилитации? В ИПРА входит много вопросов, не только лекарственное обеспечение, но и содействие в трудоустройстве, в получении образования. Если программа не выполняется, то куда жаловаться?

Что касается Фонда социального страхования, мы сейчас организовали горячую линию. У нас было около 400 обращений, которые мы передали в ФСС.

Остается узкой темой лекарственное обеспечение, особенно дорогостоящими препаратами.